Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru

Хочу остаться собой - Воронков Николай - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Линк

Зовите меня Линк. История эта началась в тот момент, когда жизнь моя, по идее, должна была закончиться.

Был инженером, была семья, дом. Потом начались трудные времена в стране, проблемы на работе. Потом поцапался с начальством и меня под благовидным предлогом уволили. Сразу найти работу не получилось, а семью кормить надо. Сильно переживал, начал выпивать. Потом начались скандалы в семье и жена ушла. По пьяной лавочке подмахнул какие-то бумаги и потерял квартиру. История, каких тысячи. Без прописки на работу не берут, а без работы на ноги не встать. Короче, последние полгода бомжевал. Чтобы выжить, научился и объедки из мусорного бачка жрать, и пить всё что горит, и в холода спать в обнимку с такими «людьми», на которых раньше и смотреть бы побрезговал. А потом ничего, свыкся – сам такой же. Не зря же говорят – от сумы и тюрьмы не зарекайся. Мне ещё повезло, что бомжевание попало на весну-лето, как-то перекантовался. Но скоро начнутся холода. Здоровье моё и до этого не было железным, а в последнее время и вообще… Так что сроку я себе отмерил от силы неделю – потом похолодает, я загнусь и прикопают меня в ближайшей канаве. И никто больше не вспомнит.

Соответственно, в тот вечер я шел по усыпанному золотыми листьями осеннему лесу на окраине города (шел – это конечно сильно сказано). Пьяный, в какой-то хламиде, грязный и обросший, я шатался от дерева к дереву в пределах тропинки. Настроение тоже качалось от жуткой тоски (неохота ведь помирать) до умиления рощей золотой (как-то там у Есенина… нет, не помню). То хотелось целовать первого встречного, то прибить к черту. Вот в момент острого желания прибить кого-нибудь я и нашел свой камень.

Вернее я споткнулся (или зацепился за что-то) и прямым ходом к камушку, головой. Ощущения – полная ж…

Очнулся я уже к вечеру. Вокруг сумерки, всё серое. Морда в крови, во рту гадость, в ушах звон, в башке колокола. Хорошо приложился. Встать получилось раза с пятого, причем я собрал на себя весь мусор и грязь с ближайших десяти метров леса. Пошатываясь и матерясь про себя, побрел потихоньку в сторону города. Неожиданно понял, что сквозь звон в ушах слышу голоса людей. Нормальные люди в это время дома сидят. Скорее всего, это кто-то из таких же, как я. А что, может и куревом разживусь, решил я и поплелся на голоса. Но радость была недолгой. На поляне, куда я вышел, стояло несколько телег, а вокруг них бегало штук пять мужиков и гробили друг друга дрынами, причем, похоже, железными. На земле, в крови, валялось ещё несколько тел.

Бля, угораздило же вляпаться в чужую разборку, матюгнулся я про себя. И своих проблем хватает, а тут ещё и чужие отгрести можно. И как в воду глядел. Пробегающий мимо мужик мимоходом дал мне по морде и я как пушинка улетел на кучу уже готовых тел. Выплывая из тумана, потряс головой и меня вдруг захлестнула обида. Я, может быть и бомж, но свои последние несколько дней хотелось бы прожить без таких вот подарков. Тут мне некстати под руку попалась какая-то железяка с очень удобной ручкой. А что, терять мне уже нечего, а вот врезать кому-нибудь будет приятно. Тут оставшаяся в живых троица закончила разборки и пошла ко мне. Судя по количеству крови и состоянию валяющихся тел, живым меня не отпустят и бежать бесполезно. И когда они кинулись на меня, я, собрав последние силы, тоже пошел на них. Поединщик из меня никакой, но всё равно, едва различая сквозь туман в глазах фигуры бандитов, я чего-то там махал своей дрыной, уворачивался и несколько раз даже попал. И очень сильно удивился, когда всё закончилось. Причём, вроде как я живой, а бандиты – нет. Но гордиться я собой не стал. Во-первых, я даже не понял, как я это сделал. А во-вторых, сил осталось только стоять. Когда с другого края поляны ко мне побежали ещё какие-то мужики, смог только раз поднять свою железяку. У меня сразу поплыло перед глазами и я осел на землю. Потом меня, кажется, попинали. Потом не помню.

Следующий раз я очнулся резко, но не по своей воле. А по воле вылитого на меня ведра с холодной водой. Несколько минут я пытался понять – где я и что я. Примерно получалось, что стою голый по пояс с вывернутыми назад руками и подвешен к потолку в каком-то подвале. Судя по аркам и потолку – дом старой постройки, даже света нет, а освещение – от свечей и факелов. Передо мной расположилась троица, словно сошедшая с картин про инквизицию – за столом, похоже, председатель с писарем. Немного сбоку стоял голый по пояс мордоворот в кожаном фартуке, ещё дальше столик с очень неприятными даже на вид инструментами и жаровня. Ребята очень серьезно относились к своей работе, но я почти не волновался. Знать я ничего не знаю, бомжую, на полянке оказался случайно, а что убитые – так я к концу разборки подошел.

Заметив, что я очнулся, налюбовался на подвал и проникся, так сказать, обстановкой, председатель начал задавать вопросы. Но тут у нас сразу вышла непонятка, причем буквально. Я не понимал, что он говорит, а он меня. Не понимали буквально. Вроде звуки различаются, но язык какой-то непонятный. Председатель стал на меня орать и чего-то требовать. Потом немного попытали, но без фанатизма, да и зачем. Я вовсю включил дурочку, орал как резаный от малейшего шлепка и каялся во всех смертных грехах (типа утащил конфетку в детском саду и т.д.). Слов они не понимают, а так видят – полностью готов к сотрудничеству со следствием, бить не стоит. А то, что толку от такого сотрудничества нуль – никого не волнует, главное сейчас, чтобы не били. Минут через десять они поняли, то толку не будет и сделали перерыв. Секретарь куда-то шустро сгонял и привел какого-то мухомора. Тот стал задавать мне вопросы на совсем уж несусветных языках. Я сначала решил, что это шутка, начал ему подыгрывать – выдал все известные мне фразы типа «парле франсе», «шпрехен зе дойч» и т.д. Результат нулевой. А потом меня стало заедать – а по-русски им говорить западло что-ли. Ну и выдал им в пять этажей. Самое несмешное, но мат они поняли сразу. Несмешное, потому что сразу получил по всем самым болючим местам. Когда я немного пришел в себя, председатель уже принял какое-то решение. Меня проволокли по каким-то мрачным коридорам (и где они их взяли, в нашем городе таких вроде нет) и не церемонясь швырнули в камеру.